Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Скачиваний:
25
Добавлен:
05.06.2014
Размер:
139.78 Кб
Скачать

Атлантическим океаном и возможности распространять влияние и силу в глубь

Евразии могут быть значительно ограничены.

Проблема, однако, заключается в том, что истинной европейской "Европы"

как таковой не существует. Это образ, концепция и цель, но еще не

реальность. Западная Европа уже является общим рынком, но она еще далека от

того, чтобы стать единым политическим образованием. Политическая Европа еще

не появилась. Кризис в Боснии стал неприятным доказательством - если

доказательства все еще требуются - продолжающегося отсутствия Европы как

единого организма. Горький факт заключается в том, что Западная Европа, а

также все больше и больше и Центральная Европа остаются в значительной

степени американским протекторатом, при этом союзные государства напоминают

древних вассалов и подчиненных. Такое положение не является нормальным как

для Америки, так и для европейских государств.

Положение дел ухудшается за счет снижения внутренней жизнеспособности

Европы. И легитимность существующей социоэкономической системы, и даже

внешне проявляемое чувство европейской идентичности оказываются уязвимыми. В

ряде европейских стран можно обнаружить кризис доверия и утрату

созидательного импульса, а также существование внутренних перспектив,

которые являются как изоляционистскими, так и эскапистскими, уводящими от

решения крупных мировых проблем. Не ясно, хочет ли даже большинство

европейцев видеть Европу крупной державой и готовы ли они сделать все

необходимое, чтобы она такой стала. Даже остаточный европейский

антиамериканизм, в настоящее время очень слабый, является удивительно

циничным: европейцы сетуют по поводу американской "гегемонии", но в то же

время чувствуют себя комфортно под ее защитой.

Три основных момента явились когда-то политическим толчком к

объединению Европы, а именно: память о двух разрушительных мировых войнах,

желание экономического оздоровления и отсутствие чувства безопасности,

порожденное советской угрозой. К середине 90-х годов, однако, эти моменты

исчезли. Экономическое оздоровление в целом было достигнуто; скорее

проблема, с которой все в большей степени сталкивается Европа, заключается в

существовании чрезмерно обременительной системы социального обеспечения,

которая подрывает ее экономическую жизнеспособность, в то время как

неистовое сопротивление любой реформе со стороны особых заинтересованных

кругов отвлекает европейское политическое внимание на внутренние проблемы.

Советская угроза исчезла, тем не менее желание некоторых европейцев

освободиться от американской опеки не воплотилось в непреодолимый импульс к

объединению континента.

Дело объединения Европы все в большей мере поддерживается

бюрократической энергией, порождаемой большим организационным аппаратом,

созданным Европейским сообществом и его преемником - Европейским Союзом.

Идея объединения все еще пользуется значительной народной поддержкой, но ее

популярность падает; в этой идее отсутствуют энтузиазм и понимание важности

цели. Вообще, современная Западная Европа производит впечатление попавшей в

затруднительное положение, не имеющей цели, хотя и благополучной, но

неспокойной в социальном плане группы обществ, не принимающих участия в реализации каких-либо более

крупных идей. Европейское объединение все больше представляет собой процесс,

а не цель.

И все же политические элиты двух ведущих европейских стран - Франции и

Германии - остаются в основном преданными делу создания и определения такой

Европы, которая может стать действительно Европой. Таким образом, именно они

являются главными архитекторами Европы. Работая вместе, они смогут создать

Европу, достойную ее прошлого и ее потенциала. Однако у каждой стороны

существуют свои собственные, в чем-то отличные от других представления и

планы, и ни одна из сторон не является настолько сильной, чтобы добиться

своего.

Это положение предоставляет Соединенным Штатам особую возможность для

решительного вмешательства. Оно делает необходимым американское участие в

деле объединения Европы, поскольку в противном случае процесс объединения

может приостановиться и постепенно даже пойти вспять. Однако любое

эффективное американское участие в строительстве Европы должно определяться

четкими представлениями со стороны Америки относительно того, какая Европа

для нее предпочтительнее и какую она готова поддерживать - Европу в качестве

равного партнера или младшего союзника, а также определиться относительно

возможных размеров как Европейского Союза, так и НАТО. Это также потребует

осторожного регулирования деятельности этих двух основных архитекторов

Европы.[...]

НОВОЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РОССИИ

[…]Крах Советского Союза стал заключительным этапом постепенного распада

мощного китайско-советского коммунистического блока, который за короткий

промежуток времени сравнялся, а в некоторых зонах даже превзошел границы владений

Чингисхана.

[…]Самым беспокоящим моментом явилась потеря Украины. Появление

независимого государства Украины не только вынудило всех россиян

переосмыслить характер их собственной политической и этнической

принадлежности, но и обозначило большую геополитическую неудачу Российского

государства. Отречение от более чем 300-летней российской имперской истории

означало потерю потенциально богатой индустриальной и сельскохозяйственной

экономики и 52 млн. человек, этнически и религиозно наиболее тесно связанных

с русскими, которые способны были превратить Россию в действительно крупную

и уверенную в себе имперскую державу. Независимость Украины также лишила

Россию ее доминирующего положения на Черном море, где Одесса служила

жизненно важным портом для торговли со странами Средиземноморья и всего мира

в целом.

Потеря Украины явилась геополитически важным моментом по причине

существенного ограничения геостратегического выбора России. Даже без

Прибалтийских республик и Польши Россия, сохранив контроль над Украиной,

могла бы все же попытаться не утратить место лидера в решительно действующей

евразийской империи, внутри которой Москва смогла бы подчинить своей воле

неславянские народы южного и юго-восточного регионов бывшего

Советского Союза. Однако без Украины с ее 52-миллионным славянским

населением любая попытка Москвы воссоздать евразийскую империю

способствовала бы, по всей видимости, тому, что в гордом одиночестве Россия

оказывалась запутавшейся в затяжных конфликтах с поднявшимися на защиту

своих национальных и религиозных интересов неславянскими народами; война с

Чечней является, вероятно, просто первым тому примером. Более того, принимая

во внимание снижение уровня рождаемости в России и буквально взрыв

рождаемости в республиках Средней Азии, любое новое евразийское государство,

базирующееся исключительно на власти России, без Украины неизбежно с каждым

годом будет становиться все менее европейским и все более азиатским.

Потеря Украины явилась не только центральным геополитическим событием,

она также стала геополитическим катализатором. Именно действия Украины -

объявление ею независимости в декабре 1991 года, ее настойчивость в ходе

важных переговоров в Беловежской пуще о том, что Советский Союз следует

заменить более свободным Содружеством Независимых Государств, и особенно

неожиданное навязывание, похожее на переворот, украинского командования над

подразделениями Советской Армии, размещенными на украинской земле, -

помешали СНГ стать просто новым наименованием более федерального СССР.

Политическая самостоятельность Украины ошеломила Москву и явилась примером,

которому, хотя вначале и не очень уверенно, затем последовали другие

советские республики.

Потеря Россией своего главенствующего положения на Балтийском море

повторилась и на Черном море не только из-за получения Украиной

независимости, но также еще и потому, что новые независимые государства

Кавказа - Грузия, Армения и Азербайджан - усилили возможности Турции по

восстановлению однажды утраченного влияния в этом регионе. До 1991 года

Черное море являлось отправной точкой России в плане проекции своей

военно-морской мощи на район Средиземноморья. Однако к середине 90-х годов

Россия осталась с небольшой береговой полосой Черного моря и с неразрешенным

спорным вопросом с Украиной о правах на базирование в Крыму остатков

советского Черноморского флота, наблюдая при этом с явным раздражением за

проведением совместных, Украины с НАТО, военно-морских и морских десантных маневров, а также за возрастанием роли

Турции в регионе Черного моря. [...]

ДИЛЕММА ЕДИНСТВЕННОЙ АЛЬТЕРНАТИВЫ

[…]Главный момент, который необходимо иметь в виду, следующий: Россия не

может быть в Европе без Украины, также входящей в состав Европы, в то время

как Украина может быть в Европе без России, входящей в состав Европы. Если

предположить, что Россия принимает решение связать свою судьбу с Европой, то

из этого следует, что в итоге включение Украины в расширяющиеся европейские

структуры отвечает собственным интересам России. И действительно, отношение

Украины к Европе могло бы стать поворотным пунктом для самой России. Однако

это также означает, что определение момента взаимоотношений России с Европой

- по-прежнему дело будущего ("определение" в том смысле, что выбор Украины в

пользу Европы поставит во главу угла принятие Россией решения относительно

следующего этапа ее исторического развития: стать либо также частью Европы,

либо евразийским изгоем, т.е. по-настоящему не принадлежать ни к Европе, ни

к Азии и завязнуть в конфликтах со странами "ближнего зарубежья").[...]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

[...]...Расширенные Европа и НАТО будут способствовать

реализации краткосрочных и долгосрочных целей политики США. Более крупная

Европа расширит границы американского влияния - и через прием в новые члены

стран Центральной Европы также увеличит в европейских советах число

государств с проамериканской ориентацией, - но без одновременного

образования такой интегрированной в политическом плане Европы, которая могла

бы вскоре бросить вызов Соединенным Штатам в геополитических вопросах,

имеющих крайне важное для Америки значение, в частности на Ближнем Востоке.

Политически оформленная Европа также необходима для прогрессивной

ассимиляции России в систему мирового сотрудничества.[...]

Збигнев Бжезинский. Великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические императивы), М.: 1998.С.11-12, 50-52, 54-56,60-62,66,68,74,76-78,108-109,114-116,147, 236.